Главная » ОТДЫХ » Начальник Камчатки: команда Men’s Health знакомится с медведем

Начальник Камчатки: команда Men’s Health знакомится с медведем

Камчатка — земля крайностей, сюда обычно ездят, чтобы расстаться с привычными атрибутами реальности. Мы отправились туда с совершенно конкретной целью — повстречаться с медведем.

Медвежьи — семейство млекопитающих, крупнейшие из наземных хищных зверей. Самые здоровенные, белые медведи, весят до 900 килограммов и достигают в длину трех метров. Эти животные любят мед, рыбу, ну и едят падаль. В этой поездке редактор МН, по всей видимости, наблюдал вид бурого медведя — камчатского. А вот как начиналось знакомство.

Самое начало путешествия. Я еще в джинсах и кедах

Издалека мы следим за хищником. С расстояния метров триста он похож на толстяка, который заявился в магазин в буром халате и роется на полке супермаркета. Медведь очевидно разгребает останки лагеря нерадивых туристов, которые стояли на вон той лысой сопке и ушли буквально утром. Мы втроем с фотографом Ваней и проводником Сашей, уже приготовившим сигнальный пистолет, выглядываем из-за камней, тревожно следим за деловитым бурым пятном. По плану мы уже полчаса назад должны были отправиться в путь, но приход животного резко охладил наш пыл.

– Сашечка, вот ты зачем нам вчера весь вечер рассказывал драматические истории про медведей? — вполголоса корит Ваня нашего проводника. 58-летний Александр, бывший московский байкер и альпинист в Кавказских горах, сейчас успешно зарабатывает гидом на Камчатке. Вчера до глубокой ночи он описывал нам разные случаи, которые произошли в этих местах с участием его знакомых и медведей. Финал сюжетов был примерно одинаковым, трагичным: «А потом Коля пропал без вести. Задрал его косолапый…» «Больше Виктора Никифоровича никто не видел…» Нам так и осталось непонятным, насколько Саша преувеличивал в своих рассказах.

– Крупный. Весит где-то полтонны. Самец. Они раза в полтора крупнее самок… — напряженным голосом анализирует Саша нашу сегодняшнюю ситуацию.

Ровно неделю назад мы с Ваней прибыли в аэропорт Петропавловска-Камчатского, чтобы отправиться к фумаролам вулкана Мутновский: так называются трещины в земле у подножия вулканов — из них постоянно идет газ. Подобные трещины есть в Исландии, Китае, США, ну и у нас, на Камчатке.

«Медведей тоже, наверное, увидим. Желательно, издалека», — написал нам в Москву гид Саша по электронной почте. Борода, независимо торчавшая в разные стороны, майка Manowar и какие-то неимоверно дорогие треккинговые ботинки La Sportiva, которые ему подарил довольный заезжий английский турист, — так выглядел Александр при встрече в аэропорту. Новый знакомый усадил нас в «Ниву», и мы сразу отправились в путь. Пару часов пути на машине, а потом — только пешком. С собой у нас три рюкзака с едой и четырехместной палаткой. По мере того как мы уходим дальше к вулкану, зеленая природа сменяется серой и сдержанной — все меньше вокруг растений, больше камней, мир теряет цвет.

Этот грызун ничуть не боялся людей и даже пытался украсть хлеб с нашего обеденного камня

Первую ночь проводим где-то под огромной каменной глыбой. На стоянке Саша перекладывает экипировку: помимо мотка веревки («если кто-то свалится в ущелье») и огромного охотничьего ножа («еще деда, всегда ношу с собой») Саша показывает мне сигнальный пистолет и литровый баллон с газом — отпугивать медведей. А еще с важным видом демонстрирует здоровенный пластиковый контейнер вроде тех, что продают в магазине «Тысяча мелочей».

– Это от медведей, будем складывать сюда еду. Если еще в полиэтиленовый пакет сложить, то запах точно уйдет. И вообще, запомните: ничего съестного у палатки не оставлять. Еда — главная приманка для медведей, причина смертельно опасных встреч с этим хищником. Так что все за обедом доедаем! Что не доели — хорошо прячем и складываем. Наша задача — наблюдать за медведем издалека, не приближаясь.

Ужинаем тушенкой, заваливаемся спать, ночью палатку трясет ветер: с непривычки мне, конечно, кажется, что это пришел огромный медведь. Утром встаем в шесть и отправляемся в путь. Дойти до фумарол можно и за один день, но Саша устраивает нам многодневную прогулку по окрестным туманным холмам.

Ваня присел возле одной из фумарол и позирует в своей непальской шапке

Пару дней мы идем в полном одиночестве, и вдруг замечаю на склоне толпу людей — человек пятьдесят карабкаются куда-то вверх, у них белые флаги. Некоторое время удивленно вглядываюсь вперед, не веря своим глазам, но потом все же сознаю, что это оптическая ошибка — мираж из стелющегося по земле тумана, который я потом буду наблюдать не раз.

– Однажды я видел здесь свою бывшую жену с подругами. Они катались на горных лыжах на совершенно бесснежном склоне. Показалось! Хотя, в целом, это было бы очень похоже на Валю… — мрачно комментирует Саша.

Утро с видом на вершины. Ваня уверяет, что я храпел всю ночь

Да, разноцветный туман, кружащий в этих местах, создает самые странные картины, полностью меняя окружающее пространство. Белесая мгла может набежать в один момент и скрыть человека, который идет буквально в трех метрах от тебя. Саша учит:

– Как только потеряли друг друга из виду, сразу подавайте голос. А то у нас как-то гид-инструктор пропал. Только что вроде шел неподалеку, через минуту — нет его, туман. Так и не нашли! Кричите, не стесняйтесь, словно с самой лучшей на свете девушкой занимаетесь сексом.

Тут мы с Ваней вздрагиваем — наш проводник кричит «а-а-а!» не своим голосом, а потом игриво смотрит на нас:

– Я смотрю, вы эмоционально сдержанные, так нельзя!

Мы идем дальше, и все это теперь напоминает путешествие по кисломолочным продуктам: вот мы прошли по детскому банановому пюре, преодолели овраг, усыпанный кружками моцареллы, и свернули в творожную массу.

Это интересно
Человек против медведя: что делать при встрече с могучим хищником

Погода на пути к Мутновскому меняется в какие-то считаные секунды. Вот я стягиваю флиску, потому что солнце светит жарко, по-курортному, а через полминуты уже ищу вторые носки, чтобы натянуть на ноги — наступил арктический холод.

– А вон и медведи, как ты хотел… — Саша показывает рукой куда-то вдаль, где двигаются какие-то едва различимые точки.

– Слава богу, что до них километр. А так, судя по всему, это самый опасный вариант — медведица с детьми. Она как нетрезвый ветеран боевых действий с посттравматическим стрессовым расстройством — непонятно, что в голове, легко может убить. Я с такими встречался. Короче, если увидел милых трогательных медвежат — уматывай сразу, но только не бегом, а плавно, шагом.

Через минуту на нас налетит туман

Периодически Саша начинает петь песни, причем делает это оглушительно (эффекта добавляет и то, что никаких музыкальных талантов у нашего гида нет): «Когда-а-а, я вернусь, ты не смейся, когда я вернусь!» — громогласно поет гид и поясняет, что помимо тяги к тяжелому металлу испытывает страсть к советским бардам.

– Вот вы зря переглядываетесь — это старый способ. Чтобы уж точно не попасться в лапы к хищным зверям, нужно производить как можно больше шума. Можно, например, достать из рюкзака металлическую посуду и звенеть ею, но я предпочитаю музыкальное творчество.

Жарим грибы

Саша рассказывает, что живет за городом, рядом с лесом. Пару раз он, приезжая домой, заставал медведя, роющегося в мусорном баке. А как-то хищник задрал его щенка Васю. С тех пор наш проводник, отправляясь в магазин, оставляет включенной музыку. Неплохой выбор, по его авторитетному мнению, — альбом Beneath the Remains группы Sepultura:

– Правда он не только медведей может отпугнуть, но и вообще всех. А я же еще хочу жениться…

– Только рюмка водки на столее, — фальшиво затягивает фотограф Ваня.

– Потому что есть Алешка у тебя, об Алешке ты вздыхаешь зря! — безголосо помогаю я.

Мы который час идем по бесконечному противню, неровно усыпанному землей и обломками горной породы. И я думаю об ошибке, которую допустило человечество, так беззаботно приняв планету за шар. Скорее всего, в космосе неподалеку от Луны летает гигантский лист, усыпанный грязным снегом вперемешку с камнями.

Но вот нос начинает чувствовать несусветную вонь, а значит, мы почти у цели: фумаролы воняют серой так, словно где-то здесь находится большой завод по производству тухлых яиц. Сами фумаролы выглядят как раскрытые рыбьи рты, из которых валит дым, — какая-то совсем нереалистичная картина. Кажется, что внутри, под землей, идет какой-то могучий и неостановимый процесс, варится, скажем, в гигантских объемах суп.

Ну да, похоже на попытку колонизировать какую-нибудь безжизненную планету. Домик первого поселенца

Ближе к вечеру отправляемся в обратный путь, ставим лагерь неподалеку от трех иностранных туристов — кажется, это группа немцев. А утром видим, что соседей нет, но есть медведь, который возится на месте стоянки.

«Мишка неуклюжий, приходи на ужин, на пенек садись, за ложку берись», — невпопад лезет мне в голову детская песня. Ох, сколько раз я пел своему сыну что-то подобное. Только человек, который медведей никогда не видел, мог сделать из медведя смешного неуклюжего персонажа. Вот я наблюдаю, как наш мишка играючи разогнал свое тяжелое тело, кажется, до 60 километров в час: бежал осмотреть местность на предмет съестного. Смотришь на медведя, и кажется, что неподалеку возится танк, — и непонятно, за наших он или за врагов, так что, возможно, сейчас развернет свои пушки в твою сторону. Вспоминаю свою детскую игрушку — красного медведя, без которого когда-то не мог заснуть. Вот тебе, думаю, и мишка косолапый.

Настоящий медведь удаляется из поля зрения где-то через полчаса.

– Очевидно, камчатский вид бурого медведя. Один удар этой вот милой когтистой лапкой может снести голову! — поучающе сообщает Саша.

– И Ле-е-нин, такой молодой! И юный Октябрь впереди! — торопливо запеваем мы с Иваном.

Тестовая лаборатория МН

Вещи, проверенные нами в походах.

Бинокль КОМЗ БПЦ «Байгыш» 12х45

Открытых просторов на Камчатке много. Чтобы точнее прокладывать маршрут, обозревать окрестности на предмет неожиданных хищников, мы брали с собой бинокль. «Байгыш», конечно, тяжеловат для походов по горам — весит около 850 грамм, в рюкзаке его чувствуешь сразу. Но к характеристикам (12х45) не придерешься — с расстояния в километр мы безопасно рассматривали медведицу с медвежатами (было видно, например, бурое пятно у нее на шкуре, размером сантиметров в десять).

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

Перейти к верхней панели