Репортаж с погружением: МН спасает зеленых черепах в Индийском океане
Главная » ОТДЫХ » Репортаж с погружением: МН спасает зеленых черепах в Индийском океане

Репортаж с погружением: МН спасает зеленых черепах в Индийском океане

Наш редактор провел неделю вместе с морскими биологами — помогал идентифицировать вымирающий вид зеленых морских черепах, которые живут около окруженного рифом острова Кунфунаду в Индийском океане. Для чистоты эксперимента (остроты ощущений и чтобы чувствовать себя с черепахами на равных) он отказался от всех технических устройств для дайвинга, использовал только трубку и маску.

Цель: зеленая морская черепаха (ее еще называют «суповой»). Крупнейшая из всех видов морских черепах. Длина панциря — от 70 до 150 сантиметров, масса тела — около 200 килограмм. Охранный статус: вымирающие виды

Ага, попалась. Задержав дыхание, ныряю метра на три в прозрачную синеву. Зажимаю нос, продуваюсь. На дне зеленая черепаха с метровым панцирем что-то выковыривает из сизого коралла. Спугиваю стаю желтых рыбок, двигаюсь дальше сквозь океаническую палитру, сжимая подводную камеру. Впрочем, черепаха, едва заметив меня, легко уплывает вдаль. Снова промах!

А ведь моя задача не так уж сложна: нужно сделать снимок чешуек на шее (из чешуек складываются уникальные для каждой особи узоры), зафиксировать размеры панциря, ну и пол (у самцов — характерно выступающие хвосты). А еще — определить примерную глубину и место, где я видел животное. Но сегодня уже вторая неудачная попытка. Каждый раз не успеваю совсем чуть-чуть. В воде черепаха, конечно, намного проворнее меня. Я же намеренно отказался от всех технических приспособлений для дайвинга, решив пользоваться лишь возможностями собственного тела. Уже начинаю немного жалеть.

К зеленым черепахам на остров Кунфунаду я попал по волонтерской программе Stay for Good, она действует в отеле Soneva Fushi, которому и принадлежит полностью этот кусочек суши. Все происходит так: делаешь заявку на сайте и получаешь бесплатно пять ночей в любой из роскошных вилл (все перелеты, разумеется, за свой счет). Тебя кормят, как и любого клиента, но взамен ты должен по несколько часов в день работать на благо экологии острова. Собирать мусор, который на берег выкидывает океан, помогать садоводам на огородах выращивать овощи. Ну или вот как я — идентифицировать морских черепах, помогая пополнять базу обитателей океана.

У меня напряженное лицо — Федерика объясняет, что зубов у черепахи нет, но челюсти у нее мощные. Со стороны головы лучше не подплывать

— Привет, я Федерика.

Так три дня назад началось мое знакомство с научным руководителем. Федерика Сиена стройна, одета в гидрокостюм, ей около тридцати. Родилась в Италии, закончила Миланский университет, стала морским биологом. Последние пару лет работает здесь, в Soneva Fushi.

— Есть биологи, которые сидят в лабораториях и целыми днями смотрят в микроскоп. А мне нравится вот так — с людьми и подводными животными. Я тут и с туристами работаю, и собираю научные данные. У нас тут и детский сад для кораллов есть — выращиваем, а потом высаживаем в океан.

Мы стоим с Федерикой на деревянной пристани, внизу в прозрачной воде плавает еще один местный обитатель — маленькая рифовая акула.

— Ты не бойся, на людей они не нападают. Вырастет — уплывает в места, где у нее будет достойная пища.

Виллы расположены на отдалении друг от друга — у каждой личный кусок моря

Федерика еще раз объясняет мне то, о чем мы говорили в переписке.

— Морские черепахи исчезают — здесь и экология виновата, и то, что много лет черепах употребляли в пищу. Сегодня, чтобы выстроить систему сохранения этого вида, нужно идентифицировать отдельных особей внутри популяции, определить их численность, пути миграции, динамику размножения… По словам Федерики, с редкими сухопутными животными поступают точно так же, но на земле информацию собирать легче.

— В случае с морскими видами мы, морские биологи, сами собираем информацию и получаем ее от таких волонтеров, как ты. Периодически подключаются дайверы-туристы. Все данные потом отправляются в единую базу. Если черепаха новая — для нее заводится отдельный профайл, если же она нам уже попадалась, то мы фиксируем все данные, размеры, место, где ее увидели. Точно по такому принципу работаем и в случае с другими подводными обитателями, например с мантами.

Пока мы болтаем, к пристани подходит небольшое судно. С рулевого мостика Федерике улыбается темнокожий капитан Домбэ. Домбэ — житель соседнего острова Эйдхафуши, он такой же крошечный, как и Кунфунаду, где мы сейчас находимся, только весь целиком застроен домами.

Все строения на острове сделаны из натуральных материалов

Что же касается нашего острова, то он целиком принадлежит отелю Soneva Fushi, которым владеет Сону Шивдасани, британский бизнесмен. Сону страстно увлечен экологией: все здания и их внутренняя отделка, мебель — все-все на его острове сделано исключительно из натуральных материалов. А еще здесь перерабатывают все отходы, которые остаются от туристов, — даже из винных бутылок на острове делают сувениры, посуду. А еще на Кунфунаду есть сады, где ученые выращивают идеальные с точки зрения экологии овощи и фрукты, чтобы кормить туристов.

Я живу один на здоровенной вилле, которая стоит в паре десятков метров от океана. У меня есть второй этаж с открытой террасой, ванная под открытым небом, бассейн снаружи. Все виллы на острове роскошные, их больше пяти­десяти, и размером они от 200 до 5000 кв. м (в самой большой — девять спален!). Мои соседи, судя по ценам на виллу за ночь, крайне обеспеченные люди. Впрочем, экономический статус гостей на острове не считывается: встретив кого-то на тенистой дорожке, не поймешь, глава это какой-нибудь крупной европейской корпорации или просто расслабленный мужчина в шортах. На острове строго неформальная обстановка — все ходят босиком и ездят исключительно на потертых велосипедах, никаких автомобилей. «Никаких новостей и обуви» — вот местный девиз. Днем, закончив плавать, босиком прогуливаюсь по тропинкам, распугивая разноцветных птиц и кроликов, деловито бегающих повсюду. Вечерами я хожу в обсерваторию смотреть на огромные звезды или сижу на террасе, читая про местных рыб.

Мой рабочий день начинается в восемь утра с небольшой планерки на пристани. Кроме меня на острове сейчас нет других учеников, так что с Федерикой мы встречаемся вдвоем. Она устраивает мне короткую лекцию: по словам итальянки, черепашью популяцию первыми подкосили моряки-колонизаторы еще во времена Христофора Колумба.

— Ими питались во время долгих путешествий. На корабли грузили столько черепах, сколько вмещали трюмы и палубы. Черепашьи стада казались неисчерпаемыми, как косяки сельди. Черепаха всегда была и основным продуктом питания, и деликатесом: ее ели и невольники, и богатые плантаторы. Сейчас же эти животные стремительно исчезают. Например, у нас на Мальдивах зеленых черепах осталось, кажется, не больше нескольких сотен.

Остров размером 1500 на 500 метров: джунгли (где аккуратно прорезаны уютные тропинки), пляжи, бирюзовое море. Короче, сказка из рекламного буклета

Третий день болтаюсь в океане по нескольку часов — в маске, с трубкой, одетый в плавки и майку (чтобы не обгореть). Я пытаюсь разыскать на дне знакомые очертания панциря. Вот, пафосно думаю я, удивительная несправедливость! Настоящие мужчины, мореплаватели (и примкнувшие к ним гурманы, любители вкусной пищи), столько лет уничтожали милейших морских животных. И вот теперь мне приходится исправлять их ошибку, выплевывая из трубки соленую воду.

В один из дней я знакомлюсь с Артуром, который прекрасно говорит по-русски: родился в Херсоне и вот уже несколько лет работает на острове «Мистером Пятницей» — так называют человека, который отвечает за досуг гостей, решает все их проблемы. Артур рассказывает мне подробности местного быта:

— У меня тут есть девушка, тоже работает на острове. Она местная — с Мальдив. Живем вдвоем, это здесь разрешено. Недавно мы купили холодильник, и, поскольку магазинов бытовой техники на нашем острове нет, мы везли его на моторной лодке через океан.

В свободное от работы время Артур занимается дайвингом, у него уже больше 200 погружений.

— Ну, черепах я встречал периодически. Ты ищи, они могут быть в любом месте, если плавать вокруг острова.

Ну да, с аквалангом все это, наверное, намного проще. Я вот тоже пытаюсь встретить их в любом месте. Плаваю то в одной части острова, то в другой, но если и встречаю черепаху, то вижу лишь удаляющееся пятно. Испытываю интересное новое ощущение: когда вот так несколько часов подряд болтаешься один в океане в пяти сотнях метров от берега, то поначалу остро чувствуешь свою мужскую несостоятельность. Суша и подводный мир совершенно разные, под водой нет никаких привычных атрибутов, которые придают мне уверенности наверху. Факт, что я подтягиваюсь тридцать раз подряд или могу пробежать марафон, не имеет здесь никакого значения. Опыт в дайвинге тоже совершенно не помогает: здесь у меня нет технических устройств, чтобы дышать и погружаться глубже. Полагаться сейчас нужно исключительно на свое тело, а оно чувствует себя в океане крайне неуверенно…

Вечером на катере можно отправиться ужинать на песчаную косу

Странные отношения у меня вдруг завязываются с одной из рыб. В отличие от черепахи она неожиданно охотно вступает в контакт. Рыба большая, метр, наверное, в длину. Желтая, с выдвинутой вперед челюстью, а во рту у нее я вижу два крупных зуба. Заметив меня, рыба каждый раз кидается навстречу — пытается ткнуться носом в камеру или в ласты, которыми я отчаянно машу, чтобы ее отогнать. Рассказываю о странной рыбе Федерике.

— Так это спинорог — триггерфиш! Видимо, обустраивает гнездо. В период размножения нападает на всех, кто пытается к нему подобраться, а в другие дни спокоен. Кстати, зубы у него очень мощные. Пока никого у нас не кусал, но зачем проверять? Короче, если увидел эту рыбину — плыви от нее подальше!

На следующий день я снова в океане. Второй час курсирую вдоль чернеющего обрыва на глубину, порядком замерз. В который раз проплываю над зарослями морской травы — ею питаются черепахи. Трава растет на песчаной отмели где-то в километре от берега. Пару раз мне кажется, что метрах в пяти внизу двигается большой панцирь. Подныриваю, но нет, это снова лишь кусок коралла. И тут вдруг откуда-то сбоку и снизу выплывает мой долгожданный объект. Едва не забыв продуть уши, мчусь вниз, пока животное еще не успело опомниться. Черепаха пытается уплыть, но делает это медленно.

Несколько снимков готовы, можно всплывать. Чувствую, как настроение улучшается. Меня переполняет гордость. Я сейчас исправляю ошибку древних моряков-колонизаторов — спасаю редкий вид!

А еще мне кажется, что в океане я теперь как рыба в воде: в красных плавках, в майке и с трубкой. Никакого акваланга не надо! Новый опыт и выполненная задача — что еще нужно мужчине для счастья? Нет, мир не дал мне насладиться триумфом: в ту же секунду я замечаю, как сбоку на меня мчится разъяренный спинорог.

На Мальдивах водится несколько видов морских черепах

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

Перейти к верхней панели